Были и школа, и конюшня, и магазин. Куда уходит жизнь из деревень

0 8

Странное дело — деревня. Явление, вроде, не такое и значительное, чтобы сравниться с городом, но при этом более самобытное и притягательное. Но если раньше четко можно было назвать количество местных жителей, то сегодня трудно разобраться, где тут дачники, а где прописанные, кто здешний, а кто приезжий…

Были и школа, и конюшня, и магазин. Куда уходит жизнь из деревень

Возьмем деревню Лески Вилейского района. Проживают в ней круглогодично два человека, зато стоит 21 дом. Получается, постоянного населения почти нет, а деревня постепенно превращается в дачный поселок. Или это только на первый взгляд?

Такой вопрос решили задать супругам Мисюль. Ольга уже вышла на пенсию и переехала жить в деревню, а Василий ждет окончания трудовой деятельности, чтобы присоединиться к супруге. Но послушаем их историю…

Приехала на мотоцикле и влюбилась в улыбку

— Деревне нашей около двухсот лет, — приступает к рассказу Василий. — Раньше были повсюду разбросаны хутора. Вот у нас там дальше, полтора-два километра отсюда, Шапарня стояла. Там было три-четыре дома. Потом одна семья в отдельном домике жила. Со временем, когда начали объединяться в колхозы, всех сюда свезли – и здесь организовалась бригада. Деревня наша мне нравилась. Здесь были и магазин, и конюшня, и телятники, и сараи под сено…

Сам Василий родился в этой деревне, а вот Ольга жила в Минске, зато ее мама и бабушка – в деревне Андрейки, что в десяти километрах от Лесков. Оба супруга с улыбкой вспоминают ту судьбоносную встречу…

— Выдавали замуж сестру Ольги, а я в то время поступал в военное училище в Тамбове, поэтому на свадьбе не был. Она с родными после этого решила посмотреть окрестности, сюда приехала. А мы здесь с отцом работали, сажали картошку. Вот так мы и познакомились. Вечером уже я к ней приехал, — смеется Василий.

— Да, приехала сюда на мотоцикле с племянником мужа сестры, — продолжает Ольга. — И тут он такой веселый стоит, в военной форме, сапогах… Улыбка до ушей, глаза яркие. Ну и как вот так. Скажем, улыбка эта и покорила. Он тогда заканчивал Смиловичский сельскохозяйственный техникум, я помогала ему учиться. Ну а потом решили пожениться.

Были и школа, и конюшня, и магазин. Куда уходит жизнь из деревень

Речка когда-то была намного шире, в ней с радостью плескались все деревенские дети

Отпуск на заготовках

В 1990 году новоиспеченная семья перебралась в Минск. Василий устроился в ТТУ (сейчас — «Минсктранс»). Ольга же работала в банке и стояла в очереди на жилье. В итоге построились в столице, обосновались, родили двоих детей, при этом каждые выходные навещали в деревне родителей Василия.

— Для его отца было привычным делом иметь большое хозяйство, — вспоминает Ольга. — Еще со времен его прадеда в семье сохранялась такая как бы традиция. Были и коровы, и лошади, и свиньи…

— Да, у нас отпуск полностью уходил на заготовку кормов на зиму, — вторит ей Василий. — Целый месяц так. С утра мы с отцом идем косить, а Ольга с мамой уже идет подгребать, сушить, стоговать.

— Это если далеко где-то. А если рядышком, то свекровь шла раньше, а я уже следом с детьми. На велосипед усаживаю своих и племянников — я уже с ними еду туда помогать, потом полдня сушим это сено для заготовки.

Лес наступает

Сейчас в деревни Лески много дачных участков, и разбирают их в основном приезжие. Из местных — лишь Василий и его сосед Виктор. Так получилось, что люди в свое время специально переезжали в населенные пункты, где были школы (в самих Лесках — только четырехлетка, а ездить далеко). Многие перебрались в Молодечно. А семья двоюродного брата отца Василия выбрала деревню Королевцы.

42% населения Вилейского района проживает в сельской местности

— Для детей хотели лучше сделать, — отмечает Василий, — потому что ходить пять-семь километров… Я вот в девятый-десятый класс ходил в Ижу пешком. Но на зиму там интернат был, и мы могли, так скажем, жить в школе.

Василий с ностальгией вспоминает те времена, когда все дети в Лесках дружной оравой шли купаться на речку на целый день:

— Было раньше как-то весело, много людей… Зимой мы на льду карусели устраивали, с горки катались на мешках с сеном. В волейбол играли. И речка была совсем другая. Сейчас немножко деревня стала зарастать, лес наступает. Надо все время деревья подрубать, чтобы было хотя бы пространство около дома.

— Потому что раньше же коровы ходили. Они объедали эту траву и кустарники, – поясняет Ольга.

— А сейчас нужно самому очищать, чтобы было красиво, – говорит Василий.

Новый дом для детей

Когда родители Василия умерли, он и его супруга вступили в наследство. И решили так: только уходят на пенсию – сразу переезжают в деревню. Ольга уже поселилась в Лесках, а вот Василию осталось всего ничего до заслуженного отдыха. Он бы и сейчас переехал, если бы имел возможность найти здесь работу.

Зато дом полностью готов к заселению. И не один! Всего на участке три дома: маленький старый, используемый для хознужд; основной, в котором живут супруги; новый, построенный для детей.

— Когда мамы не стало, нам надо было вступить в наследство. Мы тогда оформляли в сельсовете этот участок — 25 соток получилось. Как-то неправильно спланировали, и у нас этот огородик, где картошку родители сажали, в участок не вошел. Мы захотели его взять в аренду, использовать землю для посадок, — поясняет Василий. — А в сельсовете нам предложили купить этот участочек, чтобы все было наше.

В итоге через аукцион супруги докупили 13 соток, которые выделялись под строительство одноквартирного жилого дома. Три года Ольга и Василий ходили вокруг да около, смотрели на этот участок, но за работу все не брались. Потом продлили срок на два года – и вот тогда уже начали возведение нового дома ударными темпами. Все сделали своими силами, на помощь пришли сын и племянник. Осталось совсем чуть-чуть – и можно будет заселяться. В этом доме будет жить сын Василия и Ольги с женой и тремя детьми.

Что касается основного дома, родительского, то он претерпел немало реноваций. Так, стены и потолок обрели новый вид, на очереди — печь.

В деревне Лески в советское время была колхозная бригада. Только коров в хозяйстве насчитывалось 25–30 голов

— Мы с Олей вдвоем подняли все полы, положили второй пол, утеплитель. Обои хотели переклеивать, но, когда мы начали снимать старые, оказалось, что у нас такое красивое рубленое бревно. Потом мы дальше пошли. Всю эту вагонку сняли — и здесь, оказывается, тоже красивый желтенький потолок. А я помню, мне мама еще когда-то об этом говорила, — говорит Василий. — Как-то его вымыли — и у нас получилось вот так. Мы хотели не городскую квартиру, а именно деревенскую, чтобы глаз не так уставал от этих ровных стен.

А во дворе радуют взгляд аккуратные огородики. Все, что там растет, экологически чистое, без химических удобрений. Ольга любит проводить эксперименты. Так, супруги недавно приобрели семена картофеля нового сорта, теперь ждут урожай. И вспоминают, как в один год огурцы уродили настолько хорошо, что пришлось даже раздавать соседям. Ну чем не прекрасна такая жизнь?

— Изначально, когда мы просто приезжали, здесь вообще никого не было, — признается Ольга. — Зимой здесь белоснежная равнина. И такое спокойствие, такая тишина, умиротворенность, что за душу берет. В Минске этого нет. А это ведь самое главное — душевное равновесие.

Источник: onlinebrest.by

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.